ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ

Александров Вячеслав

Skeyven@mail.ru

КОШКА

Посиделки были организованы без особого на то повода. Просто старые друзья вдруг решили, что давно уже не отдыхали вместе, вот и надумали, наконец, собраться, поговорить о том, да о сём. О погоде, о ситуации в городе, о политике... Темы плавно перетекали одна в другую, пока в определённый момент кто-то не помянул домашних животных.

— А у меня же была кошка, - сказал вдруг Гена.

Здоровенный тридцати пяти летний мужик слыл среди друзей серьёзным только в тех вопросах, что касались зарабатывания денег. Во всём остальном Гену знали как безответственного холостяка, поэтому новость о том, что у него был питомец, пробудила ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ в компании неподдельный интерес. Как ему вообще в голову пришло завести себе кошку?

— Да никак. С приятелями одними как-то выпил, и что-то ляпнул, мол, хочу сфинкса. Знаете, таких лысых кошек? Вот хочу и всё. Я на утро об этом и забыл, а они нет. Привозят – держи! Как заказывал! Я заказывал?! - Гена хохотнул сам себе и отхлебнул немного пива. - Ну куда денешься теперь? Они её у чёрта на рогах специально для меня раскопали. Здесь-то у нас откуда? Пришлось взять.

Вообще она, конечно, красивая. Тут уж на любителя, но меня сразу зацепила. Они разной расцветки бывают, у меня как ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ сиамская: сама посветлее, а морда чуть не чёрная. Только что без шерсти совсем.

Я её разглядываю, а она меня. Да ещё с таким видом, мол, ладно уж, выбирать-то не из кого. И пошла квартиру смотреть. Такой походкой царственной! А там смех-смехом, но у неё родословная даже есть. У меня нету, а неё есть!

Машей назвал. По документам она, вообще говоря, Мэгги. Но какая она мне нафиг Мэгги? Маша!

Прижилась быстро. Как будто не она ко мне поселилась, а я к ней. Ходит, где хочет, хозяйка. Только на стол обеденный её не пускал и всё. А ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ так вон, вздумает на шкаф запрыгнуть и раз! Я серьёзно, прямо с полу! Там такие ноги длинные – во! - Гена поставил бокал на стол и показал размахом рук, какие длинные у его кошки были ноги. При этом очевидно сильно преувеличив. - И сплошные переплетения мышц – шерсти-то нету – под кожей хорошо видно. При этом сама очень лёгкая. Ни разу ничего ниоткуда не уронила. На полку запрыгивает – ни один бокал не звякнет. И ходит между ними точно ручей, - здесь он показал рукой горизонтальную волну.

Характер жуткий. Правда, мне она его не показывала. А вот раз подругу домой привёл, сам в ванну ненадолго ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ, возвращаюсь – девчонка окаменела, стоит в ужасе и не шевелится. А на полу в гостиной кошка спину выгнула и шипит на неё. Я как рявкну: "Маша, брысь!", сразу ангелок: мяу-мяу. А шипит она страшно, девчонка вся аж бледная была. Конечно, там такие когти!!! - Гена, теперь уже не выпуская бокала, размахом рук показал, какие длинные у его кошки были когти, при этом снова явно преувеличив. - Сабли, а не когти! Девок от меня на раз отпугивала. Ревнивая жутко.

Меня вообще сразу предупредили, что они – сфинксы – общение очень любят. Ты её, говорят, одну не оставляй, с собой везде бери, а то зачахнет ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ. Здравствуйте, приехали! Мне по работе то туда, то сюда. А эту цацу и в машину просто так не посадишь: и дверь открой и поклонись! Ну по началу я её, правда, одну не оставлял.



Приехали раз к партнёру деревенскому. А у него собака. Дверь открываю, Маша на траву вылезла и сидит. Собака её как заметила, радостная бежит к ней, думает: "Во - кошка, сейчас я её погоняю»" А Маша собак никогда не видела, сидит преспокойно на месте и не дёргается. Собака аж от удивления темп сбавила. Но как пугать специально начала, тут моя кошка уже смекнула что к чему. Псина та ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ была здоровая, но Маша легко подпрыгнула до её уровня и всеми четырьмя по морде щщщух!

Собака завизжала и за сарай спряталась. Морда в салат! Говорю же, не когти - сабли! Вот такая кошка боевая.

Но потом я её всё же стал оставлять: не получалось по-другому. А она, зараза, начала мстить! Приезжаю домой, а она мне на кровать напакостила. Причём видно, что специально, потому что до сих пор мимо лотка – ни на сантиметр!

На первый раз я её просто отругал. Но она ж не перестала... Дрались с ней! Ох, как дрались из-за этого! Шутка ли? Приезжаешь домой уставший ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ, а на кровать ни прилечь. Я её и об стены кидал и душил! Ну довела если! Прямо душил, я серьёзно, я сам от себя не ожидал! Лапы все четыре в одну руку сгребаю, а другой душу. Она орёт дурником. Потом вечно злые по разным углам расходимся. Покрывало в стирку, сам спать, а эта гадина ко мне мириться. Подлизывается, в лицо заглядывает – простил, нет? Жалко становится. Потом сам уже думаю, что конечно зря её так и в стену, и за глотку... Только на следующий раз опять всё по новой. Она не хочет понимать, что нельзя мне на кровать пакостить, а ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ я от случая к случаю только злей становлюсь.

Однажды вообще пьяный пришёл домой, праздник был или что там. Постель снова испорчена. Состояние у меня не то, чтоб порядок наводить или с кошкой отношения выяснять. Просто в кучу сгрёб всё бельё с простыню, с одеялом и в ванну закинул. Сам на голый матрас завалился. Маша только подошла – я её за шкварник и на балкон выбросил. Весь день проспал, потом под вечер проснулся, стал кошку искать и увидел, что на балконе окно открыто. Оказывается я её прям в окно и вышвырнул случайно.

Ну я живу не высоко: второй этаж, что это для кошки? Вышел ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ на улицу, ищу: "Маша, Маша!", а она прям под балконом и сидит, где упала. Ждёт. За весь день ни шагу в сторону. Глаза напуганные. Я её на руки и опять как будто помирились.

После этого случая снова решил с собой брать. Катаемся везде, разговариваем.

Как-то был у студенток в общаге. Они меня очень просили кошку им оставить, погостить. Понравилась. При мне-то она хорошая. Ну я и оставил, мне же проще. Возвращаюсь... - тут Гена ненадолго прервался и так сильно рассмеялся, что слёзы на глазах навернулись. - Возвращаюсь, а кошка всех построила! В комнате тихо. Студентки по струнке ходят ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ. Маша на холодильнике лежит и хвостом виляет. Они – девчонки – если чего из холодильника нужно, когда подходят, пополам сгибаются и подушкой закрываются. Кошка щщщух лапой и только перья во все стороны! Там когти: во! - он в снова отмерил в воздухе руками длину когтей своей кошки, которые заметно удлинились с прошлого раза. – Сабли! Просто сабли! Дома вся мебель ободрана, да мне и не жалко. Ни разу Машу за это не ругал, была б ещё мебель нормальная, а так... Кто-нибудь у меня был дома? Да я в общем там не часто ночую, чтобы на мебель тратиться. Меня всё устраивает ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ. Да не суть. Такие сабли точить нужно, и Маша точила, и все её слушались кроме меня. Ну как?.. Если что не нравилось, она и мне знать давала, говорю же - мы с ней бывало дрались. Там не только из-за того, что она в кровать гадила, это я уж просто без подробностей. В общем, она делала, что хотела! Всегда. Собаки, люди, все под ней прогибались! Характер мой!

Был ещё такой случай, из-за чего мы с ней и разошлись. Едем вместе по работе снова. Она в туалет запросилась. Остановил на обочине, она в траву утопала. Минуту, две, три... Нету! Я её зову ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ: "Маша, Маша! Задолбала!" Не идёт. Ну и чёрт с тобой! Психнул. Мне бумаги нужно было подписывать на завод. Торопился. Сиди, думаю, потом, может, заберу. Сел и поехал.

Гляжу в боковое зеркало – бежит. Ход сбавил. Она на запаску запрыгнула. Ну и ладно. Едем.

Я так в зеркало за ней посматриваю: вроде всё нормально. Потом что-то вдруг гляжу, а она спрыгивать собирается! Ну не дура?! Я на спидометр – восемьдесят. Начинаю притормаживать, а она уже соскочила. То ли сидеть ей там страшно было? Ну скажите, а прыгать не страшно?! Кубарем по земле покатилась. Останавливаюсь. Гляжу в зеркало: вся в пыли, бежит за ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ машиной, хромает, опять на запаску. Но больше прыгать не собиралась: я за ней смотрел.

С бумагами там всё нормально вышло – не опоздал, ни кого ждать не заставил. Но всё равно потом ходил на себя ругался, что характер дурной – нормально не посадил кошку в машину. Она в ссадинах вся была. И нос изодран, - Гена прервался, чтобы показать на себе. - И глаза ошарашенные. Зелёнкой её всю обмазал, на диван положил у себя в офисе. Она отсыпалась без задних ног.

Тогда я понял, что ей со мной только хуже будет, и отдал её этим... Коллекционерам. Посмотрел – у них там много разных животных ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ, и сфинксы были. Решил – нормальные люди. А они первым делом ей когти выдрали! Я говорю: "Да вы то ли офонарели совсем?! Вы что с кошкой сделали?!" Это же её когти! Её оружие! Душа, если хотите! Даже я это понимал! Кто там, что мне выскажет, мол, я непутёвый хозяин, то здесь животное ударил, то там с машины из-за меня грохнулась, поранилась... Всё так и есть. Но даже я никогда в голове и мысли не держал, чтоб лишить её когтей! Обои, диван – всё дери, не жалко, честное слово!..

Что сказать? У неё характер сразу поменялся. Пропал. Не кошка, а тряпка ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ. Лежит и мурлычет, хоть что с ней делай. Не осталось в ней уверенности в себе больше. И Маши не осталось...

Напоследок Гена вдруг совсем расчувствовался, громко и красноречиво выругался, затем допил своё пиво и сказал, звякнув дном стакана о стол:

- А какая кошка была, какая кошка!

ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ

Под вечер трактир набился битком, но поднятый шум не мешал двум знакомцам вести дружеский спор за кружкой пива. Они рассуждали о форме Тверди. Первый из них обладал пытливостью ума, несвойственной толпе. Он приписывал Тверди сферические формы. Его оппонент придерживался старых взглядов, утверждающих, что Твердь плоская: ведь иначе люди бы ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ с неё скатывались.

Пытливый ум оборонялся - Твердь может оказаться очень большой. Гораздо больше, чем воображение. И тогда все знакомые людскому глазу места вполне могли бы уместиться на самой макушке сферы - местности относительно плоской.

И всё же должен наступить момент, по мнению второго спорщика, когда земля всюду пойдёт в наклон, такое невозможно не заметить. А раз никто ещё не совершил открытие, то и верить в новую теорию рано.

Они сменили не одну кружку, и неизвестно до каких гипотез добрались бы, если б защитник плоского мира вдруг не отметил, что спор их может не понравится богам: не стоит нос ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ совать в чужие тайны. И тут сторонник Тверди-сферы вовсе поверг своего собеседника в шок, заявив, что человек разума не может позволить себе верить в существование кого-либо бездоказательно, будь то боги или хоть сам Скульптор!

— Боги есть, и им не нравится, когда люди вынюхивают их секреты! Разве история Квитачета из Йостера не является тому примером? Ты не слышал это имя?!

Йостер - рыбацкий город, знаменитый жемчугами, добываемыми из устриц - не сразу строился большим и богатым. Когда-то он был настолько мал, что все его жители знали друг друга в лицо. И все они знали в лицо Квитачета. И Квитачет знал в лицо ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ их всех.

Квитачет нёс службу стражника в Йостере. И был он единственным, кто нёс эту службу там. Один человек, стоявший между светом и тьмой. Одна спина, за которой прятались невинные. Но случилось так, что спина эта оказалась недостаточно широкой.

В маленьком городе вдруг стали пропадать люди. Женщины и мужчины. Взрослые и дети. Один за другим. Семь человек.

И возложили семьи пропавших на алтарь устрицы, коими промышлял их город. И расставили свечи. И произнесли молитвы. Ибо устрица для жителей Йостера - не просто источник дохода. Ибо она для жителей Йостера - символ.

Устрица - вещица простая и всем знакомая. И то есть ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ - Явь. Но есть ли внутри жемчуг, не узнаешь, пока не откроешь её. И то есть - Тайна.

Доподлинно известно, что все боги нашей Тверди заправляют двумя противоположностями. И жители Йостера избрали своей покровительницей Абскондитту - богиню тайны и яви.

Весь Йостер встал на колени, склонив голову пред алтарём. Весь Йостер молил Абскондитту сделать тайну явью, указать на пропавших. Но богиня, чьими слугами жители города себя считали, молчала.

Тогда люд обратился за помощью к единственному стражу своему, и тот не мог отказать.

Беспокойным псом Квитачет выискивал запах истины. Не день и не два дня он рыскал по берегу Йостера в поисках ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ утопленников. Не день и не два дня он искал заплутавших в дремучему лесу, приставшему к городу с одной из сторон. Не день и не два дня его зоркие глаза метались по улицам в поисках зацепки, следов борьбы или хищения. Не день и не два дня стражник откладывал свой сон на потом.

Он не мог сомкнуть глаз: в темноте лица пропавших являлись к нему. И они тянули к стражнику руки свои. Требовали, просили и умоляли, чтобы он нашёл их. И Квитачет неустанно рубил дебри таинств, что мешали ему выйти на свет, покуда рука его была способна удерживать меч.

Стражник Йостера ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ опросил весь город. Но никто из жителей не дал ему подсказки, где искать пропавших. И тогда он стал подозревать всех. Кто угодно мог лгать. Кто угодно мог оказаться причастным к содеянному.

Время играло против Квитачета. Он не мог удержать в руках горсть вверенных ему секунд. И чем больше их просачивалось сквозь его пальцы, тем меньше становились шансы отыскать пропавших живыми.

Но даже когда надежды на их спасение совсем не осталось, Квитачет не мог успокоиться. Ибо был он стражником до самых костей. И каждый день натачивал свой меч, чтобы тот мог и дальше рубить дебри таинств, ибо посвятил этому всю ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ свою жизнь. Но уперевшись в непосильную загадку, Квитачет возненавидел себя за свою беспомощность. И стыдился он как раньше носить плащ стража. Но плащ не стыдился и теперь ложиться на его плечи. И потому Квитачет не позволял себе сдаваться.

Камень, упавший в воду, порождает множество волн. Рябь долго не сходит с поверхности. Ничто не исчезает без следа. Квитачет это знал.

Беспокойным псом он обнюхивал улицы Йостера, пока в череп не врос каждый запах рыбацкого города. Да только дебри таинств становились всё гуще, и увидел Квитачет, что меч простого смертного не способен разрубить их.

И возложил тогда Квитачет на алтарь ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ устрицу. И расставил свечи. И помолился.

Не день и не два дня простоял он на коленях, склонив голову пред алтарём. Не день и не два дня молил он Абскондитту сделать тайну явью. Но богиня, чьей слугой Квитачет всегда себя считал, молчала. И тогда стражник решил сам разыскать её.

Он брёл ведомый чутьём, словно охотничий пёс. Брёл, не прерываясь на сон и трапезу. Брёл, разрубая нескончаемые дебри таинств на своём пути. Брёл, пока изнеможение не сотворило пред его глазами мираж наяву. Дворец на пустом месте. Дом Абскондитты.

И великим было изумление Квитачета, когда увидел он, что полы дома Абскондитты залиты багровыми реками. И ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ великим было смятение Квитачета, когда увидел он повсюду в доме её кровавое месиво.

В том месиве нельзя было узнать людей, но чутьё стражника узнало в них семерых пропавших.

Тогда Абскондитта рассказала Квитачету, что был у неё единоутробный брат-близнец: Исто, бог правды и обмана.

Секрет - не тоже самое, что ложь. И не всё то истина, что лежит на поверхности. Так тонкая грань разделяла владения близнецов. Пока Абскондитта не возжелала объединить родственные понятия под одним началом. Пока Абскондитта не задумала убить брата и забрать его силы себе.

Не так просто провести бога обмана. Исто раскрыл Абскондитту, и прежде ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ, чем зло свершилось, сам нанёс ей ужасную рану. Только одно могло спасти умирающую богиню - жертва самых верных её последователей. И тогда Абскондитта украла семерых из Йостера. И тогда она принесла их в жертву здоровью своему, не спрашивая согласия.

Сие откровение поразило Квитачета. Стражник не знал, что делать. Как может простой смертный призвать к ответу преступную богиню?

Непоколебимая прежде вера его в добродетель Абскондитты пошатнулась. И свет в глазах богини ослаб на незримую толику. Непоколебимая прежде вера его пошла трещинами. И дыхание сбилось в груди Абскондитты. А когда вера Квитачета в богиню, наконец, совсем распалась на осколки, необъяснимая боль острым копьём вдруг ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ ударила Абскондитту под ребро. Страшно ударила, но не сразила.

И понял тогда Квитачет, как надлежит ему поступить. И бросился тогда Квитачет в Йостер, дабы развенчать преступную богиню в глазах культа её. И ноги несли Квитачета так быстро, что плащ за его плечами вспыхнул огнём. И близился час, когда безверие отнимет голову Абскондитты. Ибо был Квитачет стражем до самых костей, а значит всяк обязан давать ему ответ за дела свои: и люди, и боги.

Но как бы быстро не бежал Квитачет, да Абскондитта возникла прямо перед его лицом. И вновь столкнулись они. Один человек против сотен верующих, что ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ стояли за спиной богини и питали силы её.

Абскондитта коснулась лба стражника, и сковал его паралич. И ноги его в пол вросли. И меч, вечно разрубающий дебри таинств, безвольно опустился. Ибо не было в простом смертном таких сил, чтобы бросить вызов богине. Ибо слишком глубоко опустил он свой нос в омут чужих тайн.

— Коли любишь всё вынюхивать, - молвила Абскондитта, - то и питаться тебе отныне одними запахами!

Лишь слова её отзвучали в пространстве, как сомкнулись навеки уста Квитачета, и стёрлись с лица его. А на месте, где прежде был нос, остались только две жуткие щели, точно на змеиной морде.

И ужас прильнул ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ к горлу стража. Но не мог он теперь кричать, и потому кричали его мысли. И крик их длился так долго, как мог. Ибо вскоре догорел вспыхнувший за спиной стража плащ. И с последней искрой того пламени забыл он сам себя и прекратил быть человеком.

Квитачет из Йостера стал первым безустым, что бродят по миру и всюду вынюхивают чужие тайны. Говорят их разум легко проникает под корку чужих мыслей, а жуткие ноздри способны втянуть в себя само дыхание всякого, кто решится их обмануть. И если не хочешь разделить их судьбу, лучше не пытайся познать то, чего не ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ дано!

— Оставь свои идеи, - добавил заступник плоского мира, закончив рассказ. - Не всякая тайна, выйдя на свет, приносит с собой блага. Справедливости нет. Жизнь разорвёт тебя на куски, за то что ты попытаешься открыть ей глаза. Или же заставит замолчать. Неизвестно ещё, что хуже...

Его собеседник - сторонник Тверди-сферы, что до сих пор внимательно и молча слушал - хотел было возразить. Да, стражник Йостера был проклят, сражаясь за правду, но разве он не проклял бы себя сам ещё страшней, если бы отступил?

Однако эта мысль так и не сошла с уст защитника Тверди-сферы: его отвлекла подошедшая к столу грудастая дочь трактирщика ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ, которая хотела подлить ещё пива в опустевшие кружки.

— О нет-нет! - воскликнул он. - Моему другу больше не наливать!


documentazbyrlx.html
documentazbyywf.html
documentazbzggn.html
documentazbznqv.html
documentazbzvbd.html
Документ ТОТ, КТО БУДЕТ МОЛЧАТЬ